Кен и Барби – первые по популярности модели для сборки среди фриков от пластической хирургии. На втором месте, наверное, британская звезда Кэти Прайс, которую выбрала своим идеалом и Лиза Хинд.

Кэти Прайс / Лиза Хинд

Одержимость внешностью у Лизы началась в 15 лет.

«Помню, как сидела в классе и думала, что все выглядят одинаково. Я же хотела быть заметной и поэтому начала краситься. С макияжем я чувствовала себя увереннее. В школу не положено ходить накрашенной, поэтому мне грозили исключением, но я отказывалась умываться и меня исключили до получения аттестата. Мать была в ярости. Она сказала, что я испортила себе жизнь».

Через год Лиза устроилась на работу в солярий, начиная и завершая день этой процедурой. В тот же период она начала читать журналы и выбрала для подражания Кэти Прайс. Ради этого Лизе даже пришлось покрасить свои натуральные блондинистые волосы в черный цвет.

До пластики

«Я крашу волосы каждые две недели, но сейчас Кэти вернулась к блонду, значит и мне тоже надо, - говорила Лиза в 2011 году. – Я всегда была демонстративной личностью – мне хотелось, чтобы все на меня смотрели. Поэтому я ношу самый яркий макияж, самые высокие каблуки и самую короткую юбку. Обычно у меня на сборы уходит 3-4 часа. И 6 часов, если мероприятие серьезное. Я всегда использую по 3 комплекта накладных ресниц, потому что одного недостаточно».

Кэти Прайс / Лиза Хинд

В отличие от Кэти, знаменитой своими маммопластиками, у Лизы своя грудь размера 38ЕЕ, которую она собиралась уменьшить, чтобы… вставить имплантаты.

«Грудь очень тяжелая, так что я собираюсь на редукцию, уменьшить ее до размера D. А потом я поставлю импланты, потому что они смотрятся намного лучше – с ними грудь стоИт, да и по весу они легче».

Чтобы все это обеспечить, Лиза в 21 год вышла замуж за 42-летнего Стива, который работал водителем автобуса.

«Он возил меня бесплатно и как-то попросил номер моего телефона. Мы понравились друг другу и через 2 недели он сделал предложение».

Лиза и Стив

Но прежде чем дать согласие, Лиза поставила условие – Стив должен оплачивать все ее процедуры.

«Он согласился, так как выбора не было. Мое содержание дорого обходится, но он знал, на что идет. Мы называем это «наш красивый брачный контракт»».

В договор входит посещение солярия 5 раз в неделю, инъекции ботокса и филлеров, накладные ногти и волосы. Стив тоже стал загорать и сделал второй счет в банке для неработающей жены – на расходы на внешность.

«Следить за внешностью – это работа 24 часа в сутки. Я бы никогда не смогла работать по 9 часов 5 дней в неделю. Мужчины должны создавать женщинам роскошную жизнь. Я не думаю, что мы должны ходить на работу. На ребенка у меня не хватило бы времени, потому что я должна быть на первом месте, да и беременным нельзя ходить в солярий».

Стив, Лиза и Кэти Прайс

Риск для кожи? Как и Кэти Прайс, Лизу это не волнует.

«За свою внешность я готова умереть. Искусственный вид – это новая естественность. Я всегда смываю макияж перед сном, поэтому мне пришлось сделать татуаж – контур губ, подводку глаз, брови – на случай если мне придется среди ночи нестись в клинику. Это болезненно, но красота того стоит».

Однако, как можно заметить, «красота» почему-то не включала стройность. Только в 2013 году Лиза и Стив решили сбросить вес. Способ был выбран небанальный: танцы на шесте. Причем это была идея Стива.

Пилон стал новой страстью пары

«Первое занятие прошло ужасно. Я не могла даже подтянуться на шесте. А Стив чувствовал себя как рыба в воде. Он был единственным мужчиной в классе, но не переживал по этому поводу. И я была полна решимости догнать его».

В результате пара освоила не только основные движения, но и сложные акробатические элементы. Стив похудел более чем на 25 кг, а Лиза – почти на 40!

Удивительно гармоничная в своем роде пара.

А еще через пару лет произошло событие, которое изменило отношение Лизы к косметическим процедурам. Сложно поверить, но она решила отказаться от своего неестественного вида.

Отдыхая этим летом в Испании, Лизы выходила из бассейна, поскользнулась, упала и ударилась губой о шезлонг. Однако из-за того, что она 8 лет подряд использовала филлеры, доктора отказались что-либо делать с губой и остаток отпуска Лиза провела в номере, от боли не имея возможности ни нормально поесть, ни поговорить.

Как только Лиза вернулась домой и обратилась в клинику по месту жительства, ее немедленно посадили на такси и отправили в отделение неотложной помощи на операцию. Сейчас основная проблема решена, но предстоит еще несколько операций по удалению геля.

Теоретическое «за свою внешность я готова умереть» разбилось о реальность. В результате Лиза отказалась от введения гелей, ботокса и постоянных посещений солярия. Что пошло на пользу не только ее внешнему виду, но и семейной жизни.

«Одержимость Лизы внешностью испортила наш брак со всех точек зрения: физической, психологической, эмоциональной, финансовой. Я постоянно работал сверхурочно и взял кредит на 20 000 фунтов ради ее пристрастия к процедурам. Я проводил больше время на работе, чем дома. И когда возвращался домой, мне приходилось везти ее за 20 миль на укол ботокса. Это почти разрушило как наш брак, так и ее внешность.

Наши отношения стали намного лучше, после того как она отказалась от филлеров и ботокса. Я любил Лизу. Невозможно отказать человеку, которого любишь, поэтому я испортил ее, оплачивая процедуры. Чудесно, что вернулась естественная Лиза и мы сейчас проводим больше времени вместе, чем когда-либо раньше. Больше никакой фальши, она полностью натуральная».

А вот точка зрения Лизы: «Я всегда была одержима знаменитостями вроде Кэти Прайс. Наш контракт со Стивом работал: я получала процедуры, он – жену, которая хорошо выглядела. Я чувствовала, что если не буду выглядеть привлекательно и не натурально, то подведу его в качестве жены.

Ботокс и филлеры повышали мою самооценку и я чувствовала себя ближе к знаменитостям, которых любила. Каждый раз, когда я читала журнал и видела, что Кэти Прайс снова увеличила губы, я сразу звонила в клинику и записывалась на процедуру. Процедуры стали моей броней и когда я шла по улице, то думала, что являюсь тем, кем на самом деле не была. Думала, что я как Ким Кардашьян или кто-то в этом роде. Мое эго разрослось и я больше не была той «соседской девчонкой», в которую когда-то влюбился Стив. Я превратилась в ожившую Барби.

Люди смотрели меня и выкрикивали оскорбления, я вступала в споры. Это могло случиться в любой момент, хоть в пабе, хоть на улице. Стив чувствовал себя некомфортно – как муж, он хотел защитить меня.

Я хочу сказать другим женщинам – не становитесь одержимыми знаменитостями и их неестественной внешностью. Чувствуйте себя комфортно в своей коже. Мы со Стивом теперь намного счастливее. Его жена больше не Барби, а реальная женщина».


Смотрите также:

«Дурной пример заразителен»

«Карикатура как идеал красоты»

«Самая знойная девушка-2015»

«Звезды об инъекциях ботокса и геля»

«Хайди Монтаг: учебник по пластике»