Реакция мужчин на шрамы после пластики груди – один из главных страхов пациенток. Оправданы ли они? Давайте узнаем из первоисточника. В качестве мужчин на этот раз выступили сами пластические хирурги, ответив на наш вопрос-провокацию: «Шрамы портят восприятие груди. А как по-вашему?»

Мы обсуждали как подтяжку, так и увеличение груди.


Кузин Данила Александрович«По большому счету, нет – шрамы меня не смущают. Где бы они ни были – на груди, лице, животе или на других частях тела. Я не могу себя разделить на хирурга и мужчину. Я понимаю, что может стоять за рубцом. Может быть, я посмотрю на женщину под другим углом, даже с большим интересном – как она ощущает себя с этим рубцом.

Восприятие женщины мужчиной складывается из того, как она себя несет. Для меня важно настроение женщины. Если она себя чувствует комфортно с рубцами ли, с птозом ли – все в порядке. Если стесняется немного птозированной груди, хотя объективно все хорошо, ее неуверенность ощущается. А другая женщина с какими-то изъянами уверена в себе и это привлекает».


Ариэль Уинтер открыто говорит: «Я не собираюсь прятать шрамы: они часть меня и я их не стыжусь». О ее подтяжке мы рассказывали в этом материале.


Гурьянов Андрей Станиславович
«Что для вас важнее – форма груди или дефекты на ее поверхности? Для меня красивая форма первична. Шрамы не портят восприятие груди. Конечно, они не должны быть расположены где попало.

Важна хорошая форма соска. Когда женщина раздевается, в первую очередь внимание привлекают соски.

На теле много шрамов, все бывает в жизни. Можно сделать тату. Пределы терпимости к наличию татуировок, шрамов на теле расширились за последнее время. А требования к форме, наоборот, стали выше. Все хотят красивых линий, пропорций, хорошо смотреться в фас, в профиль. Я думаю, можно простить дефекты кожи ради хорошей формы. Рубцы закрываются одеждой, раздевается женщина не перед всеми. А вот некрасивые сборки вокруг соска или его уплощение после ареолярной подтяжки испортят впечатление.

Любая женщина имеет внутреннее стремление себя украсить, и грудь она делает для себя. Это стремление к совершенству и своим представлениям о красоте важнее, чем то, что думает о ней мужчина.

Многое зависит от культуры, традиций и модных тенденций. За рубежом я видел  примеры подтяжек с грубыми рубцами, но женщинам было важно показать, что они за собой ухаживают, могут себе позволить операцию – они даже гордились рубцами».




Андреищев Андрей Русланович: «В моем понимании – да, безусловно портят. Шрамы украшают мужчин, но мужчины, как правило, маммопластику себе не делают. В моем восприятии ареола, грудь – это что-то очень нежное, очень личное, и наличие рубцов не улучшает ситуацию, однозначно.

В своей практике я стараюсь избегать появления рубцов, в настоящее время возможностей для этого достаточно много. Не любую ситуацию можно решить без видимых рубцов, но при возможности нужно cтараться так делать.

Недавно обсуждалось, каким образом ставить имплант и проводить периареолярную мастопексию: делать ли только периареолярный разрез и из этого же доступа имплантировать, либо использовать отдельный доступ для постановки импланта, а кожу редуцировать периареолярно. Второй вариант мне больше нравится.

Мы проводили такую операцию на Оморфии, и мне удалось убедить пациентку, что вариант разреза только вокруг ареолы более предпочтителен.


Когда мы делаем разрез вокруг ареолы и когда из этого же доступа залезаем под железу, глубина рассечения мягких тканей будет разной. Там, где рассечена только кожа, рубец в любом случае получится более аккуратным. При воздействии на более глубокие слои получается толстый рубцовый пласт, уходящий в ретромаммарное пространство. Если будет грубая контракция (Сокращение – этап созревания рубцовой ткани, начинающийся на сроке около 2,5 месяцев. Включает запустевание сосудов, уменьшение толщины и обьема рубцовой ткани), вероятность втяжения и деформации рубца по нижнему краю ареолы будет больше и вид получается хуже.

Поэтому мы делаем два разреза, и обарубца будут хорошо выглядеть, в том числе и тот, что идет по краю ареолы. Либо один, но та его часть, что расположена по нижнему полюсу ареолы, будет заметнее. Я своим пациенткам рекомендую выбирать два. Хотя, безусловно, окончательное решение всегда за женщиной».



Арбатов Вячеслав Витальевич: «На днях мне представился случай оказаться в Лувре, где собрано огромное множество величайших мировых шедевров разных эпох: как живописи, так и скульптуры и пр. Трудно выделить второй по звездности шедевр (первое место, разумеется, у Мона Лизы Леонардо да Винчи!), однако мне кажется, судя по количеству просматривавщих его (точнее, ее) – это статуя из мрамора Ники Самофракийской с крыльями за спиной, но без рук и головы! Мощь и неудержимое движение вперед, переданные через сильное упругое тело, сделали ее символом победы.


К чему это я? Ах, да… Никто и не заметил отсутствие рук и головы! Вот так! Общая эстетика важнее частной! С течением времени каждая женщина пишет свою! и только свою эстетическую биографию (в том числе, и груди ). И, надо заметить, хотим мы этого или нет, рано или поздно эта страница будет написана! Предстоящий выбор будет таков –или отделиться и рыдать или присоединиться и улыбаться (и не обращать внимания на швы и пр.)».


Звезды шрамов не боятся: 

«Звезды рассказывают о пластике груди» 

«Пластический хирург Игги Азалии» 

«Звезды ставят мини-импланты?»

«София Вергара: суета вокруг изгибов» 

«Дита фот Тиз: мастер иллюзий»