Год назад, в 46 лет, Кэтрин Зета-Джонс говорила, что пластики у нее не было (хотя в будущем «не исключает такой возможности»). Никто не обязан отчитываться о своих походах к хирургу. Поэтому мы верим только собственным глазам.

Смотрим?

Кэтрин Зета-Джонс, 2017 год

Чаще всего актрисе приписывают ринопластику, маммопластику и, конечно, инъекции ботокса.

Ринопластики – не было.

Кэтрин Зета-Джонс в юности и в 2017 году

Нос был и остается широким. Можно найти разные ракурсы, освещение, неудачные макияжи и сделать склейки «до и после ринопластики». Но на самом деле нос не стал ни меньше, ни уже. Наоборот, с возрастом стал немного шире.

  

Мы считаем, что не было и СМАС-подтяжки лица: линия роста волос в области висков и уши не изменились. Шва перед ухом тоже не обнаружено.

  

Лоб стал выше, но это скорее результат не подтяжки, а лазерного удаления волос по линии их роста. Эндоскопическую подтяжку лба подозревать не станем, ведь положение бровей не изменилось.

  

Птоз практически не затронул яркое, контрастное лицо Кэтрин. Овал лица хорош:

2017 год

Возрастные изменения коснулись, в основном, кожи актрисы.

Поры стали грубее, появились морщины. А вот носогубные складки не углубились, хотя были обозначены уже в юности – заслуга ботокса и филлеров.


Блефаропластика?

Неподвижное верхнее веко было и остается тяжелым. Макияж и накладные ресницы мешают оценить изменения век.

  

Во всяком случае, на 2017 год и птоз верхних век, и морщины на нижних у 47-летней Кэтрин Зета-Джонс есть:

  

«Эстетически я не красива. У меня сломан нос, есть купероз, и я каждый раз спрашиваю мужа: “Я не толстая в этом платье? А пятна заметны?”»

У Кэтрин Зета-Джонс явно 4 фототип кожи, при котором легко появляется пигментация. В том числе, во время беременности.


Маммопластика

Детей у Кэтрин и ее мужа Майкла Дугласа двое. Сын появился в 2000 году, дочь – в 2003-м.

  

Восстанавливала ли Кэтрин Зета-Джонс грудь после беременностей? Наверняка.

  

В юности Зета-Джонс была чемпионкой по чечетке, и до сих пор танцует каждый день. Постоянная физическая активность держит в форме тело и очень благоприятно, по мнению Кэтрин, влияет на психику.

Она никогда не пропускает приемы пищи и не голодает.

«У меня есть танцы. Мне повезло иметь хорошую мышечную память: как только я начинаю двигаться, тело само вспоминает движения. Для моей психики очень важна двигательная активность. Мне нужно чувствовать, что тело потеет каждый день, так я ощущаю себя здоровой».

  

Самым сильным разрушительным фактором для внешности Кэтрин Зета-Джонс стало не время, а стресс. В 2010-ом у мужа актрисы Майкла Дугласа обнаружили рак гортани.

  

Депрессия не может не отразиться на лице. А Кэтрин, к тому же, страдает БАР – биполярным аффективным расстройством. Посмотрите, какой грустной и напряженной стала ее улыбка в те годы.

1 – 2008 год, 2 – 2010 год



2012 год

Самым тяжелым для Кэтрин оказался 2013 год: расставание с мужем, лечение в психиатрической лечебнице.

  

Но все наладилось через несколько месяцев. Семья воссоединилась.

  

Майкл Дуглас вылечился от рака (находится в стойкой ремиссии). Кэтрин Зета-Джонс регулярно проходит терапию депрессивного расстройства и, по ее словам, вполне успешно. Свободное время они предпочитают проводить в своем доме на Бермудских островах, с детьми.

  

«Я безумно влюблена в мужа. Самое большое заблуждение насчет меня – что я какая-то несгибаемая амбициозная карьеристка, способная на все. На самом деле в обществе я очень стесняюсь. Иногда меня представляют как "Та-дам! Сейчас войдет шоу-герл". Но я намного тише и спокойнее».

2016 год

 

Кэтрин Зета-Джонс: «Счастье – лучшее тонизирующее и омолаживающее средство. Быть счастливым внутри означает светиться снаружи».


О пластике других красавиц, которым уже около 50-ти:

«Пластическая хирургия: Николь Кидман»

«Расследование: красота Холли Берри»

«Пластическая хирургия: королева Летиция» 

«Мелания Трамп: фото-история» 

«Пластическая хирургия: Мэрайя Кэри»