Супермоделям 90-х сейчас от 40 до 50 лет. Давайте посмотрим, как они изменились с возрастом, а также узнаем об их переживаниях по поводу старения и выясним мнение насчет пластической хирургии.




Исключительную красоту терять сложнее, чем среднестатистическую внешность. Однако далеко не все топ-модели готовы на пластические операции, а из тех, кто готов, не все собираются в этом признаваться. Хотя исключения есть.

……………………………………………………………………………………………………………………

Линда Евангелиста на пике популярности


Линде Евангелисте сейчас 51 год и она не является противником пластики: «Определенно, я думаю о пластической хирургии. Уже делаю ботокс, как и все модели. И рада это в этом признаться. Потому что если вы не признаете такие вещи, то что чувствуют остальные женщины, глядя на ваши фото? Модели – не суперженщины. Мы тоже стареем».

Линда поучаствовала в шутливой съемке итальянского Vogue


В другом интервью Евангелиста говорит: «Я выступаю за косметологию. Использую ботокс и не боюсь об этом говорить, хотя стараюсь, чтобы лицо не было неподвижным. Я делаю Термаж – процедуру, предназначенную для стимуляции выработки коллагена. Для меня естественно следить за собой. Это то же самое, что окраска волос, или макияж, или любая другая уловка, которая заставляет нас, женщин, чувствовать себя лучше».


Линда Евангелиста раньше и Линда Евангелиста сейчас


Линда Евангелиста в 2014 году


……………………………………………………………………………………………………………………

Кристи Тарлингтон в лучшие годы


Кристи Тарлингтон 47 лет
и она не делала пластических операций и не собирается: «В процессе фотосессии фотограф сказал мне: «Когда вы улыбаетесь, то выглядите на 16». И я подумала: «Ага... но чуть ниже моя шея». 
Может, настанет время, когда будешь считаться чудаком только потому, что единственный не сделал пластику. Я бы предпочла остаться единственной. А что тогда? Ну, буду носить водолазки круглый год».


Кристи Тарлингтон сейчас

Также Кристи не использует ботокс: «Я совершенно не боюсь старения и не стала бы использовать ботокс. Я чувствую еще больше удовлетворения по поводу своего лица, когда смотрю на ровесников, которые делали эту процедуру».


……………………………………………………………………………………………………………………

Хелена Кристенсен в юности


47-летняя Хелена Кристенсен также не намерена оперироваться: «Очень тонкая грань между «выглядеть хорошо» и «выглядеть странновато». Это меня сдерживает. Можете ли вы вообразить, как просыпаетесь после сделанной операции и осознаете, что изменилось слишком многое?»

Хелена Кристенсен сейчас


……………………………………………………………………………………………………………………

Кейт Мосс в начале карьеры


42-летняя Кейт Мосс признается, что, начиная карьеру, ужасно стеснялась своей груди, но это не заставило ее думать об имплантатах: «Имплантаты ужасны. Многие мои подруги сделали себе грудь и что-то пошло не так. У одной подруги имплант поднялся почти на плечо... Один был нормальный, а другой сполз к ключице. Я знаю только одну девушку, у которой они хорошо стоят. И у большинства имплантаты такие твердые, что в них можно постучать как в дверь.

У меня нет имплантов. То есть, если бы у меня грудь обвисла мешочками, как у некоторых женщин после беременности, я бы поставила их. Я не против, но не в том случае, если у вас нормальная грудь, а вы просто хотите ее увеличить...».


Кейт Мосс в 2014 году


……………………………………………………………………………………………………………………

Паулина Поризкова на пике карьеры


Паулине Поризковой сейчас 51 год. В конце 80-х она была самой высокооплачиваемой супермоделью в мире. Спустя 30 лет Паулина не боится открыто говорить о процессе старения: «Старение не так страшно, как эго красивой женщины. Использование своей красоты - это как лишние деньги в кармане. Я так привыкла к тому, что когда я иду по улице и мимо проходит молодой парень, он хотя бы кидает на меня взгляд. Но как только переваливаешь за 40, становишься невидимой. Ты – просто кирпичик в стене, и это печально. Ощущение, как будто солнце близится к закату, как будто на улице стало облачно.

Почтальон вручил мне письмо и сказал, что не был уверен, что это я – та самая модель, которая живет в этом доме. Меня это задело.

...Я могла бы просто пойти и убрать это все ботоксом, и потолстеть, и выглядеть на 10 лет моложе, но это только затягивание процесса. Вы забываете, что состариться – это везение, а не гарантированное право».

Паулина Поризкова сейчас


……………………………………………………………………………………………………………………

Ева Герцигова


43-летняя Ева Герцигова утверждает, что никто после операции не выглядит достаточно хорошо, чтобы стоило идти на риск изменения внешности.

Ева говорит: «Все вокруг оперируются, и может быть потому, что я вижу их лица до и после, меня это не привлекает. Что бы ни было прооперировано, это не выглядит для меня настолько привлекательно, чтобы пойти и тоже это сделать».

Ева Герцигова в настоящее время


……………………………………………………………………………………………………………………

Юная Наоми Кемпбелл


46-летняя Наоми Кемпбелл: «У меня с трехлетнего возраста шрам на верхней губе. И когда я впервые приехала в Нью-Йорк, мой агент посоветовал обратиться по этому поводу к пластическому хирургу. Но моя мама сказала: «Нет». Я так и не удалила шрам, корректирую при помощи макияжа.

Я думаю, если вы хотите сделать пластическую операцию лично для себя – это ваше дело, делайте то, что помогает вам чувствовать себя лучше. Но оперироваться ради работы? Нет. Лично я не хочу ложиться под нож, пока это на самом деле не потребуется, или же пока я не попаду в экстренную ситуацию».

Наоми сейчас


……………………………………………………………………………………………………………………

Хайди Клум


43-летняя Хайди Клум отрицает хирургические вмешательства в свою внешность: «Спросите меня снова, когда мне будет 65 лет… Сейчас я горжусь тем, что могу сказать: «На настоящий момент я не делала пластических операций». У каждого есть свое мнение о том, что хорошо и что плохо, и для меня пластическая хирургия не выглядит привлекательной. Особенно когда я вижу результаты на совсем молоденьких девушках. Я не хочу называть имена, но впечатление такое: «Ничего себе! Я помню тебя 5 лет назад, ты показалась мне такой красивой, но сейчас я тебя не узнаю». И я знаю оперирующихся девушек вдвое меня моложе. Но что они будут делать в 40-50, когда действительно начнутся проблемы?»

В другом интервью Хайди сообщила, что побоялась бы оперироваться. Ей было бы страшно смотреть в зеркало и осознавать, что она изменилась слишком сильно.

Хайди Клум сейчас


……………………………………………………………………………………………………………………

Эль Макферсон


52-летняя «The Body» Эль Макферсон тоже против пластической хирургии: «На сегодняшний день мне не приходило в голову вмешиваться в естественный ход вещей. У меня отвращение к идее установки чего-то искусственного в свое тело. Я даже не принимаю аспирин.

У меня грудь размера 34С, абсолютно натуральная. Лицо выглядит так, как оно выглядело всегда – абсолютно естественно. Моя хитрость – не делать пластических операций».

Эль Максферсон в настоящее время


……………………………………………………………………………………………………………………

Карен Мюлдер


46-летняя Карен Мюлдер всегда отличалась вызывающим поведением. В 2001 году она заявила, что моделей использовали в качестве секс-рабынь для высокопоставленных политиков и полиции. И обвинила (обвинение было признано ложным) в своем изнасиловании принца Монако Альберта. Карен попадала в клинику с депрессией, назвав ее причиной использование наркотиков на протяжении карьеры. Также она пыталась покончить жизнь самоубийством.

А в 2009 году модель была арестована после телефонных угроз своему пластическому хирургу. Требованием модели стало вернуть внешность в то состояние, которое было до операции. Женщина-хирург испугалась многочисленных звонков и заявила в полицию.

Карен Мюлдер в последние годы


……………………………………………………………………………………………………………………

Тайра Бэнкс


42-летняя Тайра Бэнкс считает, что моделям, включая ее саму, генетически повезло с внешностью, а пластическая хирургия – «фантастическая возможность» для тех, кому повезло меньше.

Также Тайра сказала, что расстроена негативными отзывами о пластике, которые она слышит от других моделей: «О чем вы говорите? Вы выиграли в генетической лотерее. Вы выглядите как эталон, по сравнению с которым остальные люди чувствуют себя неуверенно, и вы собираетесь высмеять кого-то за использование пластической хирургии?»

Тайра добавляет: «Несправедливо, что некоторые люди рождаются с определенным набором черт. Мне очень повезло. Чернокожие и азиаты вообще имеют хорошую кожу.

Но если в один прекрасный день у меня появятся морщины и мне это не понравится, не знаю, стану ли отрезать себе что-то... Возможно, немного ботокса или филлеров».



Тайра Бэнкс в 2014 году


Запомни меня молодой и красивой:


Читайте также:

«Знаменитости о красоте и старении»

«Подтяжка лица: куда спрятать швы?»

«Как бороться с мимическими морщинами»

«Расследование: внешность Линдси Лохан»

«Кто боится стареть?»